Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная
Мертвая Дорога / 2020 — в процессе. Главная

Мёртвая Дорога

В детстве я испытывал особую тягу к железным дорогам. Я мечтал, что когда вырасту, получу профессию машиниста. Моя семья жила в небольшом городе на крайнем севере Западной Сибири. Поезда в наших краях не ходили, и я очень хотел, чтобы железная дорога когда-нибудь появилась. Однажды кто-то из взрослых рассказал мне о заброшенных рельсах и деревянных бараках, увиденных в лесу за городом. Историю их происхождения я узнал значительно позже. 

 C 1947 по 1953 год в послевоенном СССР происходила одна из масштабных сталинских строек. Силами заключенных ГУЛАГа и вольнонаемных в сложных северных условиях тянули железнодорожную ветвь Чум-Салехард-Игарка. Дорога от Оби до Енисея должна была протянуться по широте Северного полярного круга на 1480 километров и соединить большую землю с местом строительства нового морского порта. На шестом году стройки, когда практически половина пути уже функционировала, умер Сталин. Вскоре после смерти своего главного идеолога вечным сном уснула и сама дорога. Проект признали нецелесообразным и законсервировали. По оценкам историков, опирающихся на архивные исследования, количество заключенных задействованных в строительстве железной дороги могло достигать ста тысяч человек. Их имена и точное количество до сих пор неизвестно. 

В проекте я соединяю архивные фотографии, найденные объекты и материалы, снятые мной в экспедициях. Я думаю о несбывшихся мечтах и непреодоленных травмах советского прошлого. Власть в СССР держалась на мифе о светлом будущем, дорога к которому мостилась судьбами множества людей и обернулась катастрофой. Спустя более полувека репрессивная политика государства и террор в отношении собственных граждан так и не получили должной правовой оценки. Мрачные уроки истории не были до конца усвоены обществом, и их призраки все отчетливее проявляют себя в настоящем.